загрузка...

Обзор фильма «Самый главный босс / Direktoren for det hele»: люди, играющие в игры

Дата: 02.07.2017

«Homo ludens» — первая и самая сильная ассоциация к фильму Ларса фон Триера «Самый главный босс», который сам режиссер назвал «комедией». И это же комедия, что бы ни говорили зрители и кинокритики. Это «Человеческая комедия». Кинофарс, где кино — жизнь, а жизнь — игра.

Для меня фильм является иллюстративной энциклопедией в труде «Homo ludens» нидерландского историка и теоретика культуры Хёйзинга. «Человек играющий» — это не только о главном герое фильма, актера неудачника, которого приглашают сыграть в роль главного босса в истории продажи маленькой датской IT-компании исландским бизнесменам. Играют работники, впервые увидевшие своего «главного босса». Играет настоящий босс, для которого самое важное — оставаться снаружи белым пушистым кролком, которого все любят, и одновременно коварным и корыстным тайным начальником, которому важнее всего получить с чужого труда и доброты финансовую выгоду.

А главная «человек играющий» — сам Триер. Он играет своей режиссерской властью, как и персонаж-актер, которому настоящий босс дает красноречивое имя Свен. Он играет традиционными представлениями о кино, играет людьми, с их ограниченностью. Играет картинкой, подавая кадры будто в документальном фильме, который снимался скрытыми камерами. Триер снимал фильм с помощью придуманного им способа — Automavision. Камера в этой технологии «сам себе оператор», а ракурс случайным образом выбирает компьютер, а не человек.

Простой, на первый взгляд, сюжет — также сплошная игровая площадка. Игра человеческих чувств, поставленных в необычное положение, заводит прямую сюжетную линию на неожиданные тропы. Кристофер-Свен, смешной и несчастный актер одной пьесы, трубочист в городе, где нет дымоходов, «босс», которому небезразлична судьба собственных подчиненных, и обычный эгоист, которому небезразлична только собственная нереализованная игра, собственное пребывание в центре внимания. Игра-противостояние народов. Игра-объединения любителей никому не известного автора.

В Триера играют все. Фильм превращается в плетение игр актерских, карьерных, сексуальных. Игры аллюзий и игры власти. Игры-издевательства над человеческим сознанием. Игры-насмешки из канонов и норм. Триер играет не только со зрителем — он играет сам с собой в свои режиссерские игры.

Вы можете оценить картину бесплатно по ссылке.




 


Идет проверка данных